Главная

Писатель Эд Данилюк: для большинства чтение больше никогда не будет основным способом развлечения

27.12.2020

К Новому 2021 году вышла новая книжка о сыщике Вийте известного писателя Эда Данилюка, автора исторических романов, уже знакомого нам по книгам «Пожар Саниры», «Трезуб-Империал» и проекту «Лабораверум». Мы поговорили с автором о жанре стимпанка, первых шагах в кинематографе и будущем литературы в целом.

Новый роман Эда Данилюка

ДЗ: Эд, привет. Как можно определить жанр твоего нового романа? Чего в нем больше детектива или фантастики?

ЭД: Это игра в детектив в декорациях XIХ века. Двенадцать глав — двенадцать расследований, которые наравне с сыщиком Вийтом ведёт читатель, ведь читатель получает ту же информацию, что и сам дедуктивист. И одновременно сквозь эти двенадцать глав разворачивается роман расследователя с прекрасной барышней, встреченной им во время одного из расследований. Всё легко, воздушно, ненапряжно, с налётом иронии. И да, это стимпанк, его «мягкий» вариант. Это альтернативная реальность, то, как мог бы выглядеть наш мир, если бы паровые машины изобрели у нас, а развитие технологий электричества и нефти почему-то сильно отстало.

ДЗ: Почему ты выбрал именно стимпанк? Это дань моде или некий творческий интерес к данной теме?

ЭД: В данном случае стимпанк — это часть сюжета, такой мир появился неслучайно, причины его возникновения становятся предметом одного из расследований сыщика Вийта. Но трудно не признать, что жанр стимпанка обладает своей собственной притягательностью, собственным магнетизмом. Стимпанк — это квинтэссенция La Belle Époque, Прекрасной Эпохи, как называют период мира и процветания последней трети XIX века. Это был мир Жюля Верна и Шерлока Холмса, мир невероятных, немыслимых, но при этом всё ещё понятных «обычному» человеку открытий и изобретений, мир чести и нестрашного безумия, мир, где господа снимали цилиндры, встречая дам в длинных, до самой брусчатки платьях.

Город Володимир

ДЗ: Действие романа происходит в несуществующем городе Володимире, есть ли у этого города прототип?

ЭД: Реальный Володимир находится в Волынской области. Это один из первых городов восточных славян. Тысячу лет назад, в год Крещения Руси, князь Владимир дал ему своё имя. Это столица Данила Галицкого и вообще всей королевской династии Романовичей. Какой год в истории не возьми, в том году в Володимире происходило что-то значительное, важное для всех нас. Логично, чтобы центром альтернативного мира стал именно этот город.

ДЗ: Твой прошлый роман был классическим историческим детективом, почему в этом появились элементы фантастики?

ЭД: Стимпанк действительно является поджанром фантастики, а именно — альтернативной истории, но в «Сыщике Вийте» стимпанк — это скорее способ подчеркнуть Прекрасную Эпоху, саму её суть.

Пожар Саниры

ДЗ: Кстати, пошлый роман, насколько я знаю, выиграл девелопмент, и ты написал по нему сценарий. Какова дальнейшая его судьба? Увидим ли мы фильм?

ЭД: Мы с Денисом Замрием написали сценарий «Пожара Саниры». Сценарий не является повторением книги, это вполне самостоятельное произведение на основе романа. Что касается собственно съёмки фильма, то всё, как всегда, упирается в деньги. Снять Триполье — это уникальная и чрезвычайно тяжёлая задача. Нет ни одной локации, ни одного здания, ни одного элемента одежды, ни одного бытового предмета, буквально ничего, что можно было бы взять в сегодняшнем мире и поместить в кадр. Всё нужно строить, делать, создавать сызнова, а это дорого.

ДЗ: «Пожар Саниры» – роман, а теперь и сценарий о Триполье. Можно ли сказать, что это история о наших далеких предках?

ЭД: Насколько я понимаю, прямой генетической, культурной, языковой связи сегодняшних людей с трипольцами нет. С момента, когда исчезли трипольцы, до момента, когда появились первые славяне, прошло по крайней мере две с половиной тысячи лет. Мы, однако, живём на той же земле, на которой жили трипольцы. Триполье не является абстракцией. Оно существует здесь и сейчас. Оно находится рядом, мы в буквальном смысле этого слова ходим по трипольским городам. Они находятся под нами, под нашими ногами, в земле, в одном метре глубину. Это, по крайней мере, интересно. Это как быть современным египтянином, жить на земле пирамид и снимать кино о Древнем Египте. Или быть итальянцем, жить на земле Цезаря и снимать фильм про Древний Рим. С той лишь разницей, что о Триполье большинство из нас или вообще ничего не знает, либо имеет очень приблизительное представление. Как так сложилось, что наша земля является едва ли не самой древней, где города строили ещё во времена до изобретения колеса, но вся эта многотысячелетняя история не является частью нашего сознания, частью нашего мировоззрения! Народа без истории не существует. А история — это ведь не только история народа, это ещё и история земли. И, кстати, мы, массовый зритель, никогда не видели игрового кино о Триполье. Это не очень хорошо. Мы не чувствуем, что живём на столь древней земле.

ДЗ: Будешь ли ты делать сценарий и из «Сыщика Вийта»?

ЭД: Обязательно!

Доктор Филатов

ДЗ: Есть ли другие планы и перспективы по созданию сценариев для кинематографа?

ЭД: Уже некоторое время я пишу и публикую в интернете «Лабораверум», цикл новелл по истории великих медицинских открытий. Набралось уже больше 70 таких рассказов. Надеюсь, что когда их наберётся двести или около того, у меня получится выпустить бумажную книгу. Каждая новелла – это драматическая, почти детективная история о том, как преодолевались тяжёлые жизненные обстоятельства, как на основе простых, кажущихся незначительными фактов делались революционные выводы, как совершались немыслимые прорывы там, где все остальные заходили в тупик, как из ничего возникала медицинская наука. Некоторые эти истории, кстати, так и просятся на экран, и я рад, что мои взгляды по крайней мере на два открытия совпали с планами «Одесской киностудии». Мы с Денисом Замриём и Андреем Осиповым только что завершили написания сценария к шестисерийному телесериалу об офтальмологе Филатове.

ДЗ: Почему был выбран именно этот герой – доктор Филатов?

ЭД: Думаю, каждым в творческой группе этот выбор был продиктован своими личными причинами. Для меня это способ рассказать о двух больших открытиях, которые сделал Филатов.

Первое – это революционный шаг в том, что мы сейчас назвали бы косметической хирургией, а во времена Филатова было способом спасать раненых в гражданской и двух мировых войнах. Ещё со Средневековья существовал способ пересаживать кожу «лоскутом», т.е. подсаживать один конец куска кожи на повреждённое лицо, а второй конец оставлять нетронутым там, где лоскут взяли, например, на руке. Предполагалось, что пока «лицевой» конец приживается на новом месте, его продолжают питать сосуды из конца на руке. В большинстве случаев этого питания оказывалось недостаточно, и лоскут отмирал. Приходилось брать другой кусок кожи и надеяться, что уж он-то приживётся. Филатов переосмыслил этот метод и придумал что-то, что мы называем «филатовским стеблем», особый способ, который давал почти полную гарантию, что пересаживаемый кусок кожи приживётся.

Второе великое медицинское открытие, которое совершил Филатов, касалось лечения бельма. К концу 1920-х годов в мире было 6 миллионов слепых плюс 15 миллионов почти слепых, людей с серьёзными нарушениями зрения. У трети из них причиной потери зрения было бельмо. В СССР ситуация была ещё хуже — слепых было 238 тысяч, и бельмо было причиной слепоты у половины из них. А лечения бельма не существовало. В единичных случаях удавалось делать пересадку роговицы со здорового глаза. Для этого нужно было брать живой глаз от живого ребёнка или молодого человека — только в этом случае в 1-2 случаев из 10 пересаженная роговица не мутнела и наступало выздоровление. Во всех остальных случаях бельмо снова развивалось. Понятно, что сколько-нибудь массовым такое лечение физически быть не могло. Филатов понял, как делать пересадки так, чтобы для этого не были нужны живые глаза живых людей. Метод, придуманный им, позволял массовое лечение бельма. И это была реальная победа над слепотой. Вот только в разгар разработки этого метода Филатов был арестован ОГПУ. Не нужно никаких сценаристов — реальная биография этого учёного кинематографична!

На съемках “Доктора Филатова”

ДЗ: Я знаю, что ты ведёшь в фейсбуке страничку Лабораверум. Кстати, что это за название?

ЭД: Слово «Лабораверум» было придумано в «мозговом штурме» с участием Дениса Замрия и Александры Витезевой. Теоретически это слово базируется на латинском слове «работать», но мне в этом названии больше нравятся многочисленные аллюзии к науке.

ДЗ: На этой страничке удивительные короткие истории о медицине. Это просто увлечение или начало какого-то нового проекта?

ЭД: Начиналось как простое увлечение. Это было интересно. Это остаётся интересным, но теперь, когда достигнута некая критическая масса, я понимаю, что «Лабораверум» превратился в самостоятельный проект.

ДЗ: насколько ты оцениваешь перспективу подобных форматов? Заменят ли они классическую литературу?

ЭД: Заменило ли телевидение кинематограф? Заменил ли кинематограф театр? Не думаю, что бумажные книги когда-либо умрут. Но они больше никогда не будут столь значительным культурным явлением, как некогда. Интернет изменил способ, как думает человек. Мы привыкаем к клипам и мемам. И отвыкаем от чтения, которое, с одной стороны, требует сосредоточенности на многие часы, а с другой, требует готовности к тому, что местами будет скучно. Теперь тексты, чтобы их читали, должны напоминать клипы и мемы.

ДЗ: Как ты думаешь, люди, привыкшие к короткому формату поста и ролика в будущем будут читать книги и смотреть полнометражное кино?

ЭД: Все люди будут время от времени читать. Кто-то больше, кто-то меньше, но для большинства чтение больше никогда не будет основным способом развлечения.

ДЗ: Пошлый вопрос о творческих планах, но без него в интервью с творческим человеком не обойтись.

ЭД: Их столько, что не знаю, за что браться. Есть задумка о цикле из четырёх романов о 1915-1919 гг. Есть задумка и о цикле романов о династии Романовичей. Есть сложившийся сюжет для продолжения «Пожара Саниры», его нужно записать. И я ещё не отошёл от эмоций по поводу «Сыщика Вийты», и меня тянет просто сразу сесть за продолжение. Хочется также «переложить» сценарий к «Врачу Филатову» в книгу. Посмотрим, что из всего этого получится.